«Однажды я ему сказала: «Устала. Всё кончено». Кофе в гостях у Анни Жирардо

Французский кинематограф не знает ей равных. Многие поколения выросли на фильмах мадам Жирардо. Как актриса она пережила мировую славу, как женщина – великую трагедию.

…Огромная гостиная, множество фотографий, уютный диван и запах кофе с французской булочкой. 2005 год. Я в гостях у легенды мирового кинематографа.



– Мне пришлось пережить неповторимое, уникальное, светлое чувство с моим единственным мужем Ренато Сальваторе. Сегодня я хочу говорить только о нем.

Я уже не так молода, и часто ко мне приходят воспоминания о моей жизни, о моей любви, о моих мужчинах. Но только один человек заставляет меня до сих пор плакать и смеяться – мой Сальваторе.

Как же это было давно – и недавно. Когда Лукино Висконти пригласил меня на роль Нади в фильме «Рокко и его братья», то, прочитав сценарий, я решила отказаться от роли.

Играть женщину легкого поведения… Ну уж нет! Но привлекало то, что съемки будут проходить в Италии. А мне очень хотелось посмотреть Рим. Да и интуиция подсказывала, что там что-то хорошее должно произойти.

Помню, когда прилетела в Рим, там было дождливо и холодно, а на съемочной площадке все были в плохом настроении: Ален Делон нервничал и ругался, Висконти молчал, а Ренато был похож на медведя после зимней спячки.

Я тогда подумала: «О-ля-ля! Еще те съемки предстоят!» Но прошло совсем немного времени, и мы сдружились: актеры, операторы, режиссер. И Рим мне показался прекрасным.

А когда в выходной день Ренато пригласил меня поехать в Милан, то жизнь заискрилась потрясающими красками. Этот медведь мне уже нравился, и я была совсем не прочь провести с ним время.

День в Милане стал особенным: мы гуляли, держась за руки, целовались в кафе, много смеялись. Я в один момент поняла, что именно такой мужчина мне и нужен: уверенный в себе, с сильными руками и не терпящий возражений. Я влюбилась. И сама предложила провести время наедине в гостинице. И после этого дня мы уже не расставались.



Это был сумасшедший роман, который длится по сей день. И уже совсем неважно, рядом ли со мной Ренато или нет (Ренато Сальваторе умер в 1988 году. – Прим. авт.). Я знаю, что непременно скоро увижусь с ним.

Я вспоминаю, кто же из нас предложил пожениться. Это вышло одновременно. Мы посмотрели в глаза друг другу и решили, что должны быть вместе. И я стала синьора Сальваторе.

Первый раз в жизни мне хотелось не работать, а быть только женой и мамой. У нас родилась прекрасная девочка Джули. И это так замечательно – заниматься хозяйством, ходить на рынок, гулять с ребенком и ждать мужа.

Конечно, я снималась в то время, но редко. Я не могла ни одного дня, ни одной ночи оставаться без Ренато. И даже его вспышки ревности мне нравились! Да-да, нравились! Какие прекрасные были примирения!

Я сегодня часто думаю: почему меня так тянуло к Ренато? Не могу найти объяснения! Это была страсть, пожизненное чувство. Я женщина, которая привыкла быть свободной. Я сама всегда решала, с кем быть и когда уходить.

Но с мужем я стала похожа на домашнюю кошечку. Печально, что всему наступает конец.

Страсть всегда разрушительна. А привычки, увы, вечны. Ренато был мужчиной во всем. Он любил виски – и не собирался отказываться от этой страсти, он ревновал меня не только к мужчинам, но и к работе, он нравился женщинам и принимал их знаки внимания.



Я ничего не могла с этим поделать. Помню, как Ренато первый раз не пришел ночевать. Я места себе не находила, металась, как львица в клетке! А когда он вернулся, то был пьян и от него пахло женскими духами.

Скандал был грандиозный! Мне пришлось даже воспользоваться услугами хирурга. Чтобы стало легче, я решила отомстить мужу. Я изменила ему – и уехала в Париж сниматься.

На тот момент хотела просто отдохнуть от скандалов, ревности, постоянного ожидания, быта. Я снималась как сумасшедшая, вновь окунулась в свой привычный мир. А Ренато… Он не воспринимал всерьез, что я могу уйти насовсем. И был в чем-то прав. Прав в том, что я совершенно была не готова к этому.

Стоило ему позвонить и сказать: «Мне плохо без тебя!», я тут же садилась в самолет и летела в Италию. Есть хорошее русское выражение – «разбитую чашку уже не склеить».



Я прилетала и видела безумно пьяного мужа с бутылкой вина или виски. Постоянные претензии и напряжение. Сложно, очень сложно жить вместе двум сильным личностям.

У меня характер ого-го! И у него. Сколько поломанной мебели, разбитых телефонов, сколько уходов и возвращений! Я просила, умоляла его не пить.

Потом уходила, он звонил, упрашивал, и я возвращалась. Так продолжалось много лет. Но один раз после очередных бурных выяснений я сказала себе: стоп! – и улетела в Париж. А когда в очередной раз Ренато позвонил и попросил вернуться, то просто сказала ему: «Устала. Все кончено».

По материалам – Интересно



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.