Застолье с Чеховым. Как писатель проводил время за столом и что советовал есть любителям долгих бесед

В 1898 году Антон Павлович Чехов покупает участок земли в Ялте. Тогда это был заброшенный виноградник, на месте которого уже давно ничего не росло. Писатель твёрдо уверен, что превратит это место в «новое родовое гнездо», в котором найдётся место всем. В 1899 году он въезжает в свой новый построенный дом, что впоследствии нарекли «белой дачей».



Кто только не был у Чехова с 1899-1904 года. Здесь гостил и Максим Горький, который находился в это время в гонениях за революционный настрой. Неоднократно приезжал Иван Бунин и давний друг Чехова путешественник и краевед Владимир Гиляровский. Центром всеобщего веселья всегда был Антон Павлович, который позже напишет:

«Я положительно не могу жить без гостей»

Чаепитие начала 20-ого века

Надо сказать, что рассказы Чехова довольно часто пестрят застольными сценами и описанием различных блюд. Сам Антон Павлович был в еде скромен (в Ялту он переехал по наставлению врачей), а вот его герои всегда плотно трапезничали. В семье Чеховых садились за стол все вместе. Стол в шутку прозвали «сороконожкой», потому что он был раздвижной и вмещал большое количество людей.

Перейдем к описанию застолий, которые мы взяли из замечательного рассказа “Сирена”:



«Самая лучшая закуска, ежели желаете знать, селедка. Съели вы ее кусочек с лучком и с горчичным соусом, сейчас же, благодетель мой, пока еще чувствуете в животе искры, кушайте икру саму по себе или, ежели желаете, с лимончиком, потом простой редьки с солью, потом опять селедки, но всего лучше, благодетель, рыжики соленые, ежели их изрезать мелко, как икру, и, понимаете ли, с луком, с прованским маслом… объедение! Но налимья печенка — это трагедия!»

 

Дом Чехова в начале 20 века

В течение всей трапезы шли непрерывные беседы на различные темы. Говорили о театре, литературе, политике, иногда затрагивали религиозные и философские темы.

«Как только скушали борщок или суп, сейчас же велите подавать рыбное, благодетель. Из рыб безгласных самая лучшая — это жареный карась в сметане».

После второго блюда герой рассказа подмечает:

«После жаркого человек становится сыт и впадает в сладостное затмение. В это время и телу хорошо и на душе умилительно. Для услаждения можете выкушать рюмочки три запеканочки. Домашняя самоделковая запеканочка лучше всякого шампанского. После первой же рюмки всю вашу душу охватывает обоняние, этакий мираж, и кажется вам, что вы не в кресле у себя дома, а где-нибудь в Австралии, на каком-нибудь мягчайшем страусе…»

К слову – «запеканочкой» называли настоянную на различных пряностях водку с медом, которую наглухо закупоривали в глиняной посуде и в прямом смысле этого слова запекали в печи.

На этой лавочке Чехов и Горький любили уединиться для долгих бесед. Она и по сей день стоит на “белой даче” в Ялте

Ну а в апогее всего было следующее:

“Во время запеканки хорошо сигарку выкурить и кольца пускать, и в это время в голову приходят такие мечтательные мысли, будто вы генералиссимус или женаты на первейшей красавице в мире, и будто эта красавица плавает целый день перед вашими окнами в этаком бассейне с золотыми рыбками. Она плавает, а вы ей: «Душенька, иди поцелуй меня!»

Застолье у Чехова – это отдельный вид развлечений. Во время трапезы часто играли на фортепиано, пели песни и читали стихи. Сам писатель играть на музыкальных инструментах не умел, но любил слушать. Был в гостях у Чехова и композитор Сергей Рахманинов, который с удовольствием играл для всех желающих.

По материалам – Литлантида


Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *